Вечная» любовь последней российской императрицы

2013 год ознаменован сразу несколькими памятными историческими датами, связанными с династией Романовых. Четыреста лет тому назад на Земском соборе был избран 16-летний Михаил Федорович, положивший начало более чем 300-летнему царствованию рода Романовых на российском престоле. 195 лет назад родился последний российский император Николай Александрович, вошедший в историю как Кровавый. Кроме того, 95 лет назад в Екатеринбурге в доме купца Ипатьева жестоко убили царскую семью и их приближенных.

 

В связи с «юбилеями» интерес к семье последнего императора заметно возрос. Однако несмотря на огромное количество мемуаров современников, дневников царской семьи, сохранившейся их личной переписки, многотомных трудов историков говорить о том, что не осталось больше темных пятен в понимании психологии личности Николай Второго и его супруги, в поведении царской четы не приходится.

 

Мало того, что современники последнего императора не отличались объективностью в оценках, в описании царской семьи во время его правления, то после революции негатив, стремление опорочить, очернить самодержца было колоссальным: бывшие дворяне обвиняли в своих бедах Николая Второго и Александру Федоровну, большевики, стремились оправдать убийство Романовых, свой приход к власти.

 

Современные биографы впадают, как правило, в другую крайность – восхваления, почитания последнего царя и его семьи. Это зачастую объясняется тем, что в 2000 году Русская Православная церковь канонизировала всю императорскую  семью. Если у нас о мертвых не принято говорить плохо, то уж о святых мучениках и подавно.

 

Тем не менее, вопрос о понимании внутреннего мира, глубинных причин поведения Николая Второго и его супруги остается открытым. Попробуем разобраться в потемках души Александры Федоровны и Николая Александровича, используя системно-векторную психологию Юрия Бурлана.

 

 

 

Якоря детства

 

 

Александра Федоровна (урожденная Алиса Виктория Елена Луиза Беатрис Гессен-Дармштадтская) родилась в Германии 25 мая  1872 года в семье великого герцога гессенского Людвига IV от брака с принцессою Алисой Великобританской, она была его четвертой дочерью. Девочку назвали в честь ее мамы и теток.

 

В шесть лет Аликс потеряла свою мать и сестру, которые умерли во время эпидемии дифтерии, и воспитывалась гувернантками, а также своей бабушкой — английской королевой Викторией, которая очень любила свою внучку и ласково называла «солнышко». Именно так, спустя годы, Александра Федоровна будет называть своего единственного сына.

 

Смерть матери, к которой Алиса была сильно привязана, оставила глубокие шрамы на ее сердце. Усугубилась ситуация последующей разлукой с отцом – королева Виктория забрала внучку в Англию. Она стала замкнутой, тихой, молчаливой, религиозной, часто плакала, уединившись в саду, утратив свое былое озорство и веселость, начались проблемы со здоровьем.

 

 

Любовь с первого взгляда

 

 

При поездке в Россию на свадьбу своей родной сестры Елизаветы Алиса познакомилась со своим будущим мужем Николаем Романовым. Между ними возникли нежные и теплые чувства. Против их отношений выступали родители наследника российского престола. Мать Николая, как истинная датчанка ненавидела все немецкое, в том числе и принцессу Гесеннскую.

 

Между тем сложившиеся обстоятельства: неожиданное ухудшение здоровья Александра Третьего и упрямство Николая Второго, заявившего «маменьке», что женится он только по любви, заставили Марию Федоровну, скрепя сердце, согласиться на помолвку и брак сына. При этом отношения между невесткой и свекровью оставались напряженными, Мария Федоровна плохо скрывала свое недовольство.

 

 

Зеркало общественного мнения

 

 

 «Аликс наиболее часто была объектом клеветы. С навешанными на нее ярлыками она так и вошла в историю»

Великая княгиня Ольга Александровна

 

Современники Николая Второго отмечали: «женился на хорошей женщине, но на женщине совсем ненормальной и забравшей его в руки, что было нетрудно при его безвольности. Таким образом, императрица не только не уравновесила его недостатки, но напротив того в значительной степени их усугубила, и её ненормальность начала отражаться в ненормальности некоторых действий её августейшего супруга».

 

Камер-юнгфера императрицы М. Ф. Занотти даже высказывала предположения: «Государыня была больна, как мне кажется, истерией. Может быть, у неё была какая-либо женская болезнь. Что-то такое у нее было в этом отношении. Она была в последние годы нетерпимой к чужому мнению, которое было несогласно с её мнением. Таких мнений, которые были не согласны с её взглядами, она не выносила. Ей было очень неприятно слушать такие мнения…».

 

А вот бывшая любовница цесаревича Николая  балерина М. Ф. Кшесинская в своих эмигрантских мемуарах  очень тепло отзывалась об императрице: «в ней Наследник нашёл себе жену, целиком воспринявшую русскую веру, принципы и устои царской власти, женщину больших душевных качеств и долга».

 

Больная истерией, ненормальная, с большими душевными качествами и развитым чувством долга… Интересный портрет получается. Так что же лежит в основе таких полярных оценок императрицы ее приближенными?

 

 

Системный взгляд

 

 

Согласно системно-векторной психологии Юрия Бурлана, Александра Федоровна обладала кожным, зрительным и звуковым векторами. По-кожному она быстро приспособилась к новым условиям проживания.

Кожный вектор задавал направление в ее претензиях на управление государственными делами, лежал в основе ее властности, целеустремленности, дисциплинированности.

 

Нерешительность принцессы, ее неуверенность в себе, которые иногда проявлялись и удивляли современников, объясняются наличием у Алисы звукового и зрительного векторов. К примеру, звуковым людям трудно быстро выходить из своего уютного кокона, поэтому прекрасно игравшая на фортепьяно Аликс терялась, когда королева Виктория заставляла ее играть перед гостями в Виндзоре. Зрительная стеснительность давала о себе знать — ее лицо покрывалось красными пятнами, пальцы начинали “прилипать” к клавишам. Шумные компании, балы, требующие постоянного общения с людьми, давались Алисе тяжело.

Звуковой вектор доминантный, единственный из восьми векторов, который обладает свойствами, направленными не на постижение материального мира, а на абстрактный поиск высшего смысла человеческого существования. Звуковики любят побыть в тишине, в одиночестве. Они интроверты по своей сути.

 

Верхние вектора (звуковой, зрительный) задают особое интеллектуальное развитие человека. Так, Александра Федоровна была прекрасно образованна, интеллигентна, отлично знала историю, литературу, географию, искусствоведение, естественные науки, математику, несколько иностранных языков, кроме того, получила при Оксфордском университете степень доктора философии.

 

 

Между страхом и любовью

 

 

Зрительный вектор Александры Федоровны, главной ценностью которого является любовь, проявился в полной мере в отношениях с Николаем Вторым. «Мальчик мой, дорогой, любимый, родной, свет мой» — именно так она будет называть его до конца своих дней. Пылкой влюбленной девочкой предстает перед нами императрица в личной переписке с Николаем, скупая на проявление эмоций на публике.

«Никто и никогда не вырвет любовь из моего сердца» — писала Александра Федоровна. Она не понаслышке знала, как тяжело терять любимых людей, разрывать с ними эмоциональные связи и не могла отказать Николаю стать его женой. Пусть даже ценой отказа от своей религии и переходом в православие. Между ними существовала тесная эмоциональная связь через зрительный вектор (верхний, интеллектуальный).

Александра Федоровна стала хорошей, заботливой матерью для своих пятерых детей, верной и надежной женой для Николая Второго. С появлением детей императрица отдавала им все свое внимание: сама кормила, купала их, читали им книги. Не доверяла детей никому. По воспоминаниям современников, частенько Александра Федоровна  держала на руках ребенка и  обсуждала дела или одной рукой подписывала бумаги, а другой качала колыбель.  Слишком высок был страх потерять близких. Тесные эмоциональные связи крепче железных цепей  связывали членов царской семьи воедино.

«Я скажу про них просто — это была самая святая и чистая семья» — говорил камердинер Волков.

Государыня занималась благотворительностью, помогала нуждающимся.

 

«Женщина должна быть великодушной и добросердечной. Женщина, чье сердце не трогает вид горя, которая не стремится помочь, когда это в ее силах, лишена одного из главных женских качеств, которые составляют основу женского естества». (Александра Федоровна)

 

Раненые солдаты, которым она оказывала помощь в качестве сестры милосердия, отмечали ее холодность и отчужденность.  Александра Федоровна могла и пылко любить, и быть отчужденной, что объясняется смешением звука и зрения, дающим подобные противоречивые проявления, и, соответственно, различные отзывы о ней среди окружения.

Придворные, как и сам император, страдали от частых истерик Александры Федоровны. Именно зрительный вектор в стрессе от тревоги проявляется в истериках, эмоциональных срывах.
Благодатной почвой для накопления напряжения в зрительном векторе стали опасения царицы, переживания ее неприятия  в обществе, а также  страх того, что не сумеет родить нужного государству наследника, тем самым подведет любимого мужа, вызовет очередную порцию ухмылок и осуждения со стороны свекрови и придворных. Напряженная обстановка во дворце, стране только  способствовали развитию ее  фатализма, веры в провидение, увлечению разнообразными гипнотизёрами и экстрасенсами.

Так при дворе появился французский маг Филипп, убедивший императрицу в ее беременности долгожданным сыном. Александра Федоровна поверила ему, даже чувствовала признаки беременности, пока не сходила к врачу, и тот не установил диагноз — ложная беременность. Зрительники весьма доверчивы и легко поддаются всякого рода внушениям. Филиппа выдворили из дворца, императрица обратилась к православным монахам, стала усердно вместе со всей монаршей семьей молиться Серафиму Соровскому, чтобы он послал им долгожданного наследника престола.

 

«Вера и религия играли такую большую роль в моей жизни. Я не могу просто к этому относиться, и если я прихожу к уверенности в чем-либо, то уже навсегда… И также любовь ко Христу — она всегда была так близко связана с нашей жизнью в эти 22 года».

 

Вскоре родился царевич Алексей, с врожденным заболеванием гемофилией. Александра Федоровна стремилась во что бы то ни стало  сохранить жизнь сына, облегчить его страдания, считая, что теперь в этом ее предназначение.

 

Неразрывная связь императрицы и Григория Распутина объясняется не только этим вполне естественным желанием матери, но, в первую очередь, ее стремлением избавиться от своих душевных страданий. Заполнить свои пустые ниши вечных вопросов о смысле бытия: кто я, зачем я, для чего я живу…  Звуковые нехватки Александры Федоровны как магнитом тянули ее к мистичному и загадочному Распутину.

 

«На все вещи она мало-помалу стала смотреть именно с точки зрения религиозной. Только так она и смотрела на всё: грех или не грех. Она не рассматривала вопроса с точки зрения жизненной, а исключительно с точки зрения религиозной…»  (М. Ф. Занотти)

 

Окружающие государыни нередко называли ее «ненормальной» и «больной». Сплав зрительного и звукового векторов приводил к тому, что истерики Александры Федоровны сменялись периодами нелюдимости, замкнутости, стремлении отгородиться от всего внешнего мира, уединиться в семье.

 

Не зная про проявления зрительного и звукового вектора, придворные видели и оценивали поведение Александры Федоровны через себя. Это словно птичка смотрит на рыбку и удивляется, что эта «больная» птичка плавает в пруду и не летает как все…

 

 

Причины нездоровья

 

 

Бабушка Александры Федоровны королева Виктория не раз в откровенных разговорах с Николаем Вторым говорила о подорванной нервной системе, слабом здоровье своей внучки. Смерть матери, сестры, затем отца, беспокойство за брата, больного гемофилией, споры о будущем принцессы выливались в частые истерики, приступы удушья. Отчасти по причине нездоровья Алисы, ее хрупкой нервной системы королева дала свое согласие на брак «солнышка» с российским императором. Виктория надеялась, что брак по любви сделает Алису счастливой и успокоит ее нервы.

 

Увы, этому не суждено было случиться. Александре Федоровне предстояло реализовать главную династическую задачу любой императрицы — родить наследника престола, при этом она знала и страшно боялась «проклятия дома Кобуров» — наследственного заболевания, передающегося по мужской линии.  Тем не менее, она шла на риск, все больше погружаясь в мистицизм.  Рождение четырех дочерей (в 1895 , 1897 , 1899 , 1901 годах) подряд подорвало ее физические и психические силы.

 

В.П. Обнинский писал: «свет встречал бедных малюток хохотом … Оба родителя становились суеверны».

 

Внутреннее напряжение звукового вектора нарастало — императрица все чаще стремилась оставаться одна, ее раздражал даже приход фрейлин. Звуковикам свойственно любить тишину, быть погруженным в себя, сосредотачиваться на своем внутреннем мире. На шумных балах, приемах Александре Федоровне было сложно завоевывать расположение окружающих людей, быть веселой, беззаботной, когда душа звала ее к уединению и покою.

 

Как звуковичке ей нужно было время, чтобы выйти наружу из своей ракушки, ее интересовали вечные вопросы более чем насущные проблемы, поэтому в то время как в стране гремела революция она жила в созданном маленьком мирке, где царил порядок и покой. Смерти она не боялась и относилась к ней по-звуковому: «Не могу понять людей, которые страшатся умереть. Я всегда смотрела на смерть как на избавление от земных страданий».

 

Стресс в зрительном векторе лежал в основе неврастений Александры Федоровны. Известно, со слов дочери Столыпина высказывание Николая Второго: «Я с Вами согласен, Петр Аркадьевич, но пусть будет лучше десять Распутиных, чем одна истерика императрицы».

 

Отношения между Николаем Вторым и Александрой Федоровной хорошо характеризует высказывание самой императрицы: «Пусть оба сердца разделяют и радость, и страдание. Пусть они делят пополам груз забот». Идеальная семья.   Идеальная пара. Они очень хотели быть таковыми.

 

 Продолжение следует…

 

Статья написана с использованием материалов тренинга по системно-векторной психологии Юрия Бурлана

 

 

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

8 комментариев

  1. «Проклятие дома Кобуров»…
    чего только не придумает голодный на мистику и потусторонность зрительный вектор!
    не знали тогда — мужчина определяет пол ребенка)))

    Спасибо за прекрасный экскурс!
    При всем моем почтении к истории дома Романовых, лично мне глубоко неприятна стратегия ЗАО «Гундяев и Ко — РПЦ» на канонизацию не столь уж прославившегося благостию августейшего семейства…
    Считаю, этим шагом вышеозначенный институт узаконенного рэкета и оболванивания еще больше подорвал свои позиции…
    Как хорошо, что буддизм бесконечно далек от канонизации самодержцев…

  2. Какая сложная судьба у бедной женщины. Мало кто сможет выдержать такое давление со всех сторон. И как ее можно осуждать за то, что не всегда хватало сил? Развитые люди это понимали и положительно отзывались о ней. Менее развитые завистники отпускали соответствующие комментарии. А она шла вперед, искала ответы на свои вопросы и старалась прожить достойную жизнь.

  3. Как хорошо показано сочетание Зрительного и Звукового векторов в одном человеке: то она холодная и отчужденная; то пылкая и страстная и полна любви. А со стороны кажется «ненормальным человеком», хотя на самом деле есть очень простое этому объяснение в системно-векторной психологии.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>